steal86 (steal86) wrote,
steal86
steal86

Посёлок Рублёво и Рублёвская станция водоподготовки. Часть четвёртая. Камеры реакции и отстойники.

ALST0066
Камера реакции. Эти маленькие зданьица выполняли большую работу - подготовку речной воды к отстаиванию и последующему фильтрованию. Задача сугубо практическая и утилитарная, но в 1900-е годы даже такие рядовые строения выполнялись с полной творческой отдачей и осмыслением. В архитектурном плане у них сохранился целый набор примечательных особенностей: филёнчатая дверь, изящный, чуть изогнутый силуэт, простой, но запоминающийся декор. Самое же интересное ждёт нас внутри.

ALST0062
Вид сзади, читаются заложенные разновеликие окна. Взгорок, на котором стоит этот павильончик, и есть отстойник.
На Рублёвской станции водоподготовки сохранилось пять старинных отстойников, построенных в 1903-1916 годах (в 4 разных очередях строительства). Три из пяти отстойников до сих пор исправно работают, два на консервации. Ломать не ломают, но и что с ними делать пока не решили.



Предыдущие посты по этой тематике.
Часть нулевая: Анонс.
Часть первая: Рублёвская станция водоподготовки. Вводная статья.
Часть вторая: Рублёвское шоссе.
Часть третья: Старая трасса Рублёвского шоссе.


Техническое отступление: отстойник это гидротехническое сооружение, которое представляет собой длинный резервуар (или несколько параллельных резервуаров), где вода движется спокойно и медленно по этаким коридорам (они могут быть прямыми или с поворотами, змейкой, лабиринтом, чтобы увеличить путь воды от начала до конца отстойника), огибая специально поставленные на её пути препятствия, приводящие к попеременному подъёму или опусканию уровня (каскадный тип отстойника) или перетеканию через последовательно расположенные бортики. В результате этого, а также под действием определённых реагентов, которые называются коагулянтами, из воды выпадает в осадок бОльшая часть механических и биологических загрязнений, которые и задерживаются бортиками, сотовыми решётками-ловушками и прочими препятствиями в нижних уровнях отстойника, а осветлённая вода идёт на дальнейшую очистку от самых мелких фракций, которые всё же смогли преодолеть отстойник и не выпали в осадок. Чтобы не делать отстойники отапливаемыми, но вместе с тем предотвратить замерзание в них воды зимой, отстойники на Рублёвской станции - закрытого типа. Это значит, что поверх потолка отстойника делалась насыпка грунта, который выполнял функции теплоизолятора. Сооружение РСВ совпало с приходом такого материала как бетон. Поэтому в первой очереди строительства, в самом начале ХХ века, отстойники (а также фильтры и резервуары, о которых в следующих постах) ещё делали сводчатыми. Это было красиво (хотя почти никто этой красоты не видел), надёжно, но очень дорого, и кроме того, толстые столбы "съедали" полезную площадь. Несколько позже, на последующих и заключительных очередях строительства, перешли на железобетонные перекрытия с прямыми силовыми балками, плоскими потолками и компактными подпорными столбами. Сверху отстойник утеплялся засыпкой поверх свода слоя земли толщиной в один аршин (71.1 см). Снаружи такой отстойник выглядит как поле, вернее даже ровный холмик с ритмично торчащими из земли козырьками вентиляции.

ALST1119
Вид на отключённые отстойники №1 и №2 Правой половины, а также камеру реакции 1908 года.

Камеры реакции стоят перед отстойниками и являются местом, где речная вода, подаваемая насосами первого подъёма, взаимодействует с коагулянтом (других реактивов на начальном этапе работы станции ещё не добавлялось, хлорирование ввели значительно позже), после чего перетекает в отстойник. За счёт небольшой площади и объёма, а также специфики расположения трубопроводов, в этой камере наоборот создавалась и поддерживалась довольно высокая скорость движения воды, происходило перемешивание для лучшего распределения коагулянта.

ALST0056
Камера реакции 1908 года постройки и отстойник, немного "порезанный" примерно в 1970-х при строительстве нового здания лаборатории.

ALST0072
Ну согласитесь, какое же тихое, скромное изящество!

ALST0065

ALST0073
Год постройки. На соседней - 1908. Сейчас на Правой половине (напомню, по оригинальному проекту территория станции и очистные сооружения делились Рублёвским шоссе на две половины, левую и правую, смотреть от реки) осталось по две камеры реакции и отстойника, а до начала глобальных реконструкций было четыре камеры реакции и старых отстойника, которые носили номера 1, 2, 3 и 4, им же соответствовали и фильтры 1-й, 2-й, 3-й и 4-й группы. Левая половина упирается в сам посёлок Рублёво, поэтому тут хватило места только на три отстойника и три КР, соответственно. Они имеют номера 5, 6 и 7, вода с них поступает, соответственно, на фильтры 5-й, 6-й и 7-й группы. Три камеры реакции, находящиеся на Левой половине сейчас датировать невозможно, т.к. они заделаны сайдингом. Но я предполагаю, что они немного помладше и строились в третью и четвёртую очереди, т.е. с 1912 до 1916 годов.

ALST6567

ALST0074
Из земли кое-где торчат старинные вентили. Их довольно много. С их помощью управляют задвижками, которые открывают спуск воды из отстойника для промывки последнего. Кстати, моют отстойники регулярно. Даже не из чистоплюйства, ведь всё равно в отстойник приходит неочищенная вода, да ещё и с реагентами. Промывка - просто необходимая мера. Если отстойник не промывать, то он довольно быстро заполнится осадком из ила, мелких водорослей и осевшего отработавшего коагулянта, плюс в осадке могут начаться процессы гниения и т.д, что весьма нежелательно.

ALST0076

Чистота исходной, природной воды в Москве-реке сейчас уже далеко не та, что была на момент постройки станции в 1903 г. Да что там 1900-е годы? Старые сотрудники РСВ рассказывают, что ещё в конце 70-х и 80-е годы коагулирование зимой просто выключали! Или, как минимум, дозу снижали до совершенно смешных значений.
Тем не менее, на выходе - тут я должен развеять очередную городскую легенду - вода без скидок питьевая. Независимо от того, в старых или новых очистных сооружениях она проходила очистку. Рассказы о неподобающем качестве воды иногда действительно имеют под собой почву, но связано это не со станцией, а с состоянием трубопроводов, особенно в распределительной сети микрорайона, квартала, конкретного дома и т.д.

ALST6571

Теперь немного химии. Коагулянт (кристаллогидрат сульфата алюминия, Al2(SO4)3 * 18 H2O, он же используется и сейчас) в воде гидролизовался. Т.е. соединение реагировало с водой и, под влиянием солей жёсткости, грубо говоря, разваливалось на составляющие: серную кислоту Н2SO4, уменьшающую жёсткость воды, а также гидроксид алюминия - Al(OH)3 - он плохо растворим в воде, поэтому образует хлопьевидный осадок, в который заодно стягиваются другие нерастворимые в воде частицы. В процессе отстаивания и флокуляции осадок гидроксида алюминия вот так "створаживал" взвешенные частицы и загрязнения, часть микроорганизмов, микроводорослей и микрорачков (фитопланктон и зоопланктон, соответственно), находившихся в воде. Образовавшиеся крупные тяжелые хлопья в медленно текущей, почти стоячей, воде оседали на дно отстойника или задерживались препятствиями. А вода, лишённая бОльшей части механических загрязнений (т.е. мутности и цветности), переходила из отстойника на батареи песчаных фильтров 1-й стадии, называемых "Скорыми" или "Предварительными". Наличие предварительных фильтров по логике предполагает и наличие основных, а то, что они скорые, заставляет нас понять, что дальше фильтры будут медленные. И то, и другое предположение абсолютно справедливо. Фильтрация исторически происходила в две стадии, но в позднесоветское время вторую, медленную стадию упразднили (в основном по объективным причинам), сейчас же фильтрацию снова сделали двухстадийной, но уже по другому принципу. Про это я буду писать подробно и отдельно, это целая своя небольшая наука.

ALST1115
Отстойник и фильтры 1-й и 2-й группы, фильтры эти советской постройки, но построены на месте старинных Предварительных или "скорых" фильтров. Обо всём этом будет отдельно написано позже, там целый детектив.


-------------------------------------------------------------------------------
Откроем же рассыхающуюся филёнчатую дверь и заглянем внутрь камеры реакции.

ALST0389
Первым делом мы попадаем на верхнюю площадку, откуда производилось управление задвижками. Площадь здания совсем небольшая, даже на сверхширокоугольный объектив всё вместить весьма затруднительно. Изнутри тоже видно заложенное большое окно напротив двери и два поменьше в боковых стенах. С одной стороны, окна благотворно влияли на условия труда, допуская в камеру естественный свет (стационарного искусственного там по этой причине никогда не было), создавая возможность проветривания, визуального и голосового контакта между работающими внутри и на улице (для синхронного управления теми же задвижками, например). Но с точки зрения химии и микробиологии, наличие окон и попадание солнечного света является нежелательным, поскольку может ускорить "цветение" воды. В ней начинается развитие микроорганизмов, среди которых есть нейтральные, есть вредные - они портят воду: придают цветность, неприятный привкус и запах, а некоторые из микроорганизмов и вовсе патогенны и болезнетворны. Впрочем, вряд ли именно эта причина была решающей в вопросе закладки окон...

ALST0731
Спустившись с верхней площадки по бетонной лестнице, попадаем на нижнюю, которая затапливалась водой.

ALST0393
Внутри состояние КР, конечно, не радует. Справедливости ради, надо понимать, каковы были условия эксплуатации. То, что за такое долгое время сооружение без отопления и нормальной вентиляции, работающее в условиях очень высокой влажности и даже немного агрессивной среды (помним про серную кислоту, выделяющуюся из коагулянта), заполняемое водой, да ещё и без ремонтов, просто не развалилось - уже огромное достижение инженеров и наглядное подтверждение мастерства строителей! Сейчас так уже не строят...

ALST0400
Лебёдка. От неё вниз шла цепь через специальное отверстие в полу. Служила эта лебёдка для задраивания туннельного соединительного трубопровода между соседними КР.

ALST0748_1

ALST0404
И здесь старинные вентили. Иногда под определённым светом получается очень художественно.

ALST0734_1
Устал пытаться впихнуть невпихуемое на Sigma 12-24, достал фишай. Тут хорошо видно, что камера реакции не зря носит такое название. Весь этот объём наполнялся водой, по следам на стенах читается уровень, по который помещение затапливалось. Под воду уходила на добрую половину своей высоты и лестница. Вентили, которые мы видели на верхней площадке, продублированы и снизу.

ALST0744
Под ногами старинная плитка, кое-где частично выломанная. На обратной стороне большое красивое клеймо "Бергенгеймъ, Харьковъ". Кому интересно - почитайте про барона Эдуарда Бергенгейма, интересной судьбы человек.
При виде такой красоты, хочется, чтобы плитку эту клали оборотной стороной вверх, уж очень красиво смотрится этот герб, надписи старинным красивым шрифтом. Ну и безупречное качество, конечно. Не устану повторять: мы живём в эпоху дерьмовых вещей. Дерьмовых не по мысли, а по исполнению, чтобы скорее ломались, вынуждая бежать и покупать такие же новые, а потом ещё и ещё. Нашим предкам в этом смысле повезло куда больше. За без малого 110 лет это напольное покрытие не вздулось, не потрескалось, не разошлось без посторонней помощи. И это при эксплуатации в очень тяжёлых условиях и без единого ремонта или перекладки. Я представляю, что стало бы с современной дерьмоплиткой, например, той, которой уродуют улицы Москвы, и которая рассыпается через год-другой.

ALST0734_1
Хорошо видно, куда уходила вода из камер реакции. Вот в это отверстие, за которым уже видны деревянные препятствия, которые должна огибать вода по пути через отстойник.

Как я уже говорил, камеры реакции внутри имеют лестницу. Эта лестница - отдельная история. Видно, с какой добротой и заботой о работающих людях она спроектирована М.К. Геппенером (либо кем-то из его ассистентов или последователей, нет точной информации, всё ли построено по его проекту), а потом воплощена строителями. Бетонные перила имеют наверху завершение в виде валика, который, в отличие от металлических, не обжигает ладонь холодом, а также очень приятно и надёжно обхватывается рукой, не выскальзывая. На самом деле использовать в данном случае можно было только кислотостойкий бетон, потому что дерево бы быстро сгнило и рассыпалось, чугун был бы съеден коррозией, а мрамор или известняк не выдержали бы и пары лет в воде с кислой средой.

ALST0732
Перила. Более удобных каменных перил я, пожалуй, не встречал. Может смешно звучит, но действительно не хотелось выпускать их из рук. А науки эргономики тогда ещё и в помине не было...

ALST0726
С маленького "балкончика" наверху, на котором находятся вентили, можно наблюдать почти всю нижнюю камеру, контролировать безопасность работающих внизу людей и помочь им в случае чего. Кроме того, через окна сохранялась визуальная связь с теми, кто на улице. Всё время задаю себе вопрос: а случайны ли такие случайности?

Вот сейчас я рассказал и показал одну из самых маленьких построек на станции. А какая она продуманная! Дальше - только больше. Одного не могу понять ну никак: что мешает нынешним архитекторам, раз не хватает мозгов придумать аналогично или лучше, хотя бы просто скопировать то, что так удачно и талантливо делали наши великие предки? Ведь люди потом только добрым словом вспомнят.

продолжение следует...
Tags: 16/3.5 fisheye, 24/2.8 is, 5d mark iii, canon, sigma 12-24, tamron 45/1.8 vc, zuiko, москва, репортаж, рублёво, стробизм, фотографии
Subscribe

Posts from This Journal “стробизм” Tag

  • В лаборатории

    Иногда очень интересный кадр получается очень просто. Всего-то 2 вспышки использовал, причём не моноблоки, а обычные Canon 550EX, хотя и с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments