steal86 (steal86) wrote,
steal86
steal86

  • Music:

Камер-Коллежский вал. У Белорусского вокзала.

ALST4185
Один из бывших пакгаузов станции Москва-Белорусская

Название поста, признаюсь, слегка притянуто за уши. Из всех сооружений (именно сооружений) Камер-Коллежского вала сохранилось считанное количество огрызков. Подобно воде, которая переполняет слишком маленький сосуд, городская застройка вышла за границы устаревшей и изжившей себя городской границы сначала полукриминальными придатками, типа Марьиной рощи и Хапиловки, а потом уже и более цивильными пригородными образованиями, окончательно московский статус которых, по имеющимся у меня данным, официально утверждается только в 1917 году, устанавливая границу города по Московской Окружной железной дороге. Тем не менее, с "падением" Камер-Коллежского вала в 1850-х годах, интересного что на внутренней, что на внешней его сторонах строить не перестали. Значительную роль вал сыграл при формировании, к примеру, железнодорожного узла задолго до строительства МОЖД.

Многие вокзалы и станции (в т.ч. крупные товарные с большим путевым развитием) вольготно расположились на полупустых незастроенных участках, оставшихся после засыпки рва и выравнивания участков вала, удалённых от застав, а значит торговых площадей и крупных дорог. Дешёвая земля и пришедшие сюда железнодорожные ветки привлекали в такие места промышленность. Да, Москва была крупным промышленным центром, не всегда здесь были сплошные загоны для менеджеров и торгашные центры, когда-то и реальным делом занимались, причём очень достойно и результативно.
Оборонительные кольца Москвы (и административно-таможенный Камер-Коллежский вал, который условно можно отнести сюда) последовательно получали новые значения: Белый город превратился в Бульварное кольцо, . Я всегда удивлялся и даже в некоторой степени восхищался тем, как железные дороги могут консервировать местность вокруг себя. Так и тут. Никакая большая застройка ни в советский, ни в постсоветский период сюда не добралась, и хорошо! Зато пока сохранилось довольно большое количество артефактов Старой Москвы. Не открыточной, которую недолюбливали что тогда, что сейчас. Нелюбовь к чему-то вызывается страхом, а страх - непониманием. Другой момент в том, что страх часто бывает неоправданным и безосновательным. Так и в этот раз я наткнулся на довольно-таки аутентичный кусочек территории, ранее занятой железной дорогой и пакгаузами, один из которых сохранился, и фигурирует на фотографиях. Пакгауз - это особый тип складского здания, которое обычно строилось вплотную к ж/д путям, а уровень пола и расположение дверей соответствовали высоте пола и расположению дверей вагонов для удобства погрузки и разгрузки. Нередко пакгауз даже имел козырёк, чтобы перегружаемые из вагонов товары не подвергались воздействию осадков. Предназначались пакгаузы для хранения (как правило, недолговременного) различных грузов, не допускающих хранения на открытом воздухе, а также ценных, которые могут быть растащены.

ALST4138
2. Человек, близко с местностью не знакомый, даже не скажет, что на снимке. А это довольно нетривиальный вид на Белорусский вокзал и паровозный сарай 1900-го года.

Сам вокзал поменял много имён: только год после постройки назывался Смоленским (1870-1871), пока железную дорогу тянули до Бреста, потом более 40 лет (до 1912-го) назывался Брестским, от него появились в топонимике и номерные Брестские улицы неподалёку. Затем, вероятнее всего к юбилею династии Романовых, был переименован в Александровский, коим величался всего 5 лет. После 1917 года ненадолго снова вернулось имя Брестский, с 1922 до 1936 года - Белорусско-Балтийский, ну а дальше уже вы поняли. Между прочим, название самой станции в реестре (или как это называется) железных дорог осталось неизменным до сих пор: Москва-Смоленская. От площади Тверской заставы (а именно так называлась и называется площадь, где стоит Белорусский вокзал) Камер-Коллежский вал, изгибаясь, уходил вниз, в сторону Пресни и Трёхорки. Начинающийся от угла площади (где сейчас вестибюль метро) проезд сохранил историческое название - Грузинский вал. Несмотря на близость и несомненное влияние нового вокзала, этот, как и большинство других бывших валовых проездов свои старинные названия сохранили.

ALST4163
3. Пакгауз. По следам на стене видно, что были и какие-то пристройки, скорее всего, более позднего времени. Скорее всего пути проходили с обеих сторон здания пакгауза, не доходя до площади всего 200 метров. Серый забор, за которым возвышается козловый кран, отделяет нынешнюю территорию вокзала и станционного хозяйства.

ALST4171
4. А раньше это всё было станцией. Маленькое здание с наличниками - типовой сторожевой домик. Проект сторожки был удачный, поэтому получил широкое распространение в Российской Империи, я видел такие неоднократно. Для строительства МОЖД сторожевые дома были разработаны заново, но за основу одного из двух проектов был взят этот почти без изменений. Отличия там есть, но совсем небольшие.

ALST4188
5. Типичная российская бесхозяйственность, помноженная на необъяснимую ненависть к старомосковской застройке. Территория входит в зону отчуждения железной дороги, строить с размахом вряд ли дадут. Но постараться уничтожить всё вокруг себя - просто обязательно.
При мне приходили какие-то работяги, которые что-то складывали в одну из камер хранения. Дальняя часть пакгауза, которая не так сильно пострадала в пожаре, до сих пор используется под складские нужды. Мужик в валенках, жилетке и со штативом - геодезист. Говорил, что промеряют траекторию для прокладки какого-то кабеля.

ALST4201
6. Покурили...

ALST4191
7. Я не возьмусь утверждать, что это совершенно точно дореволюционная постройка. Тем не менее, придумать ей цивильное применение сейчас было бы проще простого, было бы желание. А так стоит и разваливается.
Tags: архитектура/интерьер, архитектурное наследие, город, москва, фотографии
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments